Будем ли мы работать по 4 дня в неделю с перерывами на сон?

Опубликовано в Новости интернета

Будем ли мы работать по 4 дня в неделю с перерывами на сон?05.02.2019

Кто не мечтает меньше работать, но без снижения зарплаты? Теоретически для компании это не проблема, если не падает эффективность труда. Но возможна ли такая сказка в реальной жизни? В прошлом году некоторые зарубежные работодатели объявили о подобных экспериментах с рабочим временем. Рассказываем про их опыт и пытаемся примерить его к нашей действительности.

Сто лет назад комфорт сотрудников интересовал работодателей в последнюю очередь, лишь в ХХ веке у нас добавился второй выходной в неделю. Сейчас же современные работодатели в стремлении привлечь лучшие кадры соревнуются друг с другом, — кто предложит сотрудникам больше удобств, чем конкуренты. Модный шаг в борьбе за таланты — забота о том, чтобы у сотрудников все было в порядке с балансом между работой и личной жизнью. Самим работодателям это тоже выгодно: так меньше риск профессионального выгорания перегруженных ценных кадров, а бодрые и довольные жизнью сотрудники и работают лучше.

Мы собрали громкие эксперименты с рабочим временем, про которые стало известно в 2018 году, и попросили экспертов кадрового рынка прокомментировать их. О том, стоит ли ждать массового распространения новых практик и приживутся ли они в России, мы спросили директора по организационному развитию HeadHunter Марину Львову и вице-президента по HR и корпоративному маркетингу биотехнологической компании BIOCAD Александру Глазкову.

Четырехдневная рабочая неделя

Новозеландская компания Perpetual Guardian разрешила сотрудникам работать четыре дня в неделю. Но при этом сохранила оплату как за пятидневную рабочую неделю. Компания сообщила, что изменения повысили эффективность труда 240 сотрудников. Они стали больше времени проводить с семьей, на природе, больше заниматься спортом.

Участники эксперимента заметили улучшение баланса между работой и личной жизнью, а руководители считают, что сотрудники стали более креативны, в рабочие дни они перестали уходить раньше и делать длительные перерывы в работе. Фактическая производительность не изменилась, несмотря на то, что сотрудники выполняли свою работу в течение четырех дней вместо пяти.

Изменения в графике побудили людей найти способы повысить свою производительность в рабочие дни. Например, совещания сократились с двух часов до 30 минут.

По итогам эксперимента компания решила внедрить четырехдневную рабочую неделю на постоянной основе. Сотрудникам предложили выбрать: остаться на прежнем графике или работать по новому.

Комментирует Марина Львова:

Есть разные сферы бизнеса. Например, в производстве эффективность зависит не от количества рабочих дней недели, а от бесперебойной работы конвейеров и достигается посменной работой. А производительность, в свою очередь, зависит от процессов, настройки оборудования и алгоритмов работы людей в большей степени, чем от личностной эффективности человека.

Когда мы говорим о сфере интеллектуальных услуг — например, об ИТ-компаниях или консалтинговых агентствах, — мы не можем контролировать, сколько работают люди. В данном случае эффективность работы не зависит от количества часов, проведенных на рабочем месте. Работодателю важно понимать, что от физического присутствия сотрудника в офисе ничего не меняется.

Если сотрудник не хочет работать, он найдет тысячу способов реализовать свое желание. Можно вводить трех-, четырех-, шестидневную рабочую неделю — важен не столько режим, сколько интерес к работе. Можно дать сотрудникам возможность определять, какое количество времени требуется на выполнение той или иной задачи. Эффективность не количество отработанных часов, а законченный проект и результат.

Для сервисного персонала важен баланс между внутренними процессами компании, которые дают людям возможность выполнять их работу, и нагрузкой, которая чаще всего неадекватна при расчете на одного человека, особенно в России. Зачастую этот баланс не соблюдается из-за того, что процессы не настроены. Количество времени, проводимого на работе, зависит не столько от продуктивности человека, сколько от того, как настроен процесс, как много в нем согласований. Чем проще и прозрачнее процессы, тем больше возможности правильно планировать и распределять нагрузку, составлять расписание и обеспечивать баланс между эффективностью людей и эффективностью бизнеса.

Отсутствие регламентированных и считаемых бизнес-процессов — проблема многих российских компаний. И причина не в бюрократии. В компаниях малого и среднего бизнеса зачастую не настроен учет показателей, метрик и эффективности бизнеса в целом, а не только сотрудников.

Таким образом, первый шаг к тому, чтобы вписать подобное ноу-хау в бизнес, — научиться оценивать бизнес, считать нагрузку, видеть количество и объем выполняемых задач, их этапов и учитывать при этом психологическую нагрузку.

Комментирует Александра Глазкова:

Сокращение рабочего времени, очевидно, не входит в обозримые планы Министерства труда и социальной защиты. Ситуацию может изменить мировой прорыв в области роботизации труда. В этом случае, скорее всего, некоторым сотрудникам будет предложено работать меньше, но это сильно зависит от социальной политики страны. По крайней мере, сейчас во многом работа в государственном секторе и в государственных компаниях выглядит как искусственная борьба с безработицей, не применяются должным образом уже имеющиеся технологии для повышения производительности, не вычищаются процессы от бюрократии, люди работают на процесс, а не на результат, отсюда такие выводы.

Дневной сон на работе

Некоторые финские работодатели организовали для своих сотрудников дневные паузы для сна под руководством инструктора. «Занятия» по сну проводит центр Sofia Future Farm. Люди посвящают полчаса полному расслаблению под руководством тренера и под медитативную музыку. В конце «урока» преподаватель осторожно пробуждает участников.

Организатор этих занятий объясняет их необходимость тем, что люди перегружают свой мозг и не умеют самостоятельно расслабляться, а тренер помогает им сделать это.

Профессор Лапландского университета и исследователь в области менеджмента Ану Вальтонен отмечает, что, согласно опросам, сотрудники после небольшого количества сна становятся более спокойными и креативными.

Комментирует Марина Львова:

Под руководством тренера такая практика может стать удобной и интересной. Но включить ее в реалии российского бизнеса сложно, судя по опыту тех, кто подобное практиковал. На культурологическом уровне люди не предрасположены к медитации, а получасовой сон под руководством тренера — это своеобразное расслабление, медитативные практики. Но при этом увеличивается число российских компаний, которые устанавливают капсулы для сна. Если компания планирует ввести такую практику, то точно нужно научиться поддерживать баланс эффективности рабочего времени и отдыха и выбирать правильные таймслоты в зависимости от особенностей организма сотрудника или группы. Очевидно, что уставший человек работает хуже.

На российском рынке были компании, которые пытались внедрить медитацию в рабочий процесс. Но это в большинстве случаев был неудачный опыт. В нашей стране есть предубеждения насчет культуры осознанности. При этом капсулы для сна отлично продаются.

Комментирует Александра Глазкова:

Если до России и дойдет практика легитимного сна на рабочем месте, то, на мой взгляд, очень нескоро. Не ранее чем через десять лет. И только если начнет меняться парадигма управления в стране. На данный момент в России актуально увеличение КПД, и сразу в нескольких субъектах Федерации запущена приоритетная государственная программа «Повышение производительности труда и поддержка занятости».

«Сияющие понедельники» и «премиальные пятницы»

Склонность японцев к переработкам давно стала притчей во языцех. В японском языке даже есть слово, обозначающее смерть от переутомления на работе, — «кароши». Проблема стоит настолько остро, что ее решением занимаются на государственном уровне.

В августе 2018 года Правительство Японии предложило очередной способ приучить трудолюбивых японцев к «сверхурочному отдыху». Инициативу назвали «Сияющий понедельник». Суть — в разрешении по понедельникам приходить на работу позже обычного.

В 2017 году правительство уже запускало похожую программу — «Премиальные пятницы». Сотрудникам позволялось пораньше уходить с работы в последнюю пятницу каждого месяца, чтобы больше времени проводить с семьей и друзьями. Однако опрос, проведенный спустя год после введения «Премиальных пятниц», показал, что только 11% сотрудников пользовались правом уйти пораньше. А работодатели жаловались, что в конце месяца слишком много дел, чтобы давать людям дополнительный отдых.

Комментирует Марина Львова:

В ИТ-компаниях сотрудники уже сами решают, когда они могут начать рабочий день, вне зависимости от графика, прописанного в нормативных документах. И я бы не хотела попасть в тот мир, где свободное начало дня будет наградой, а не повседневностью.

Меня устраивает подход, где я решаю, во сколько мне нужно прийти на работу, чтобы завершить задачи, и когда мне уходить. Без результатов исследований говорить об эффективности такой практики сложно. А если говорить про производственный сектор, мы снова возвращаемся к планированию процессов и нагрузки. Все эти эксперименты — игра, если мы не измеряем их влияние на бизнес.

Комментирует Александра Глазкова:

Сегодня общество столкнулось с ситуацией демографического старения населения и соответствующего сокращения количества работающих людей. Плюс у нас в стране очень много официальных праздников — порядка 14 дней — и большое количество дней оплачиваемого отпуска — 28. Даже если брать в расчет, что будних дней из них — 20, то для сравнения: отпуск в Израиле только недавно повысился с 10 до 12 рабочих дней, в Сингапуре он составляет 7 дней, в Китае — 5, а в США и вовсе не закреплен законодательно.

К слову, в Японии органы государственной власти настоятельно требуют отгуливать щедрые (по сравнению с вышеперечисленными странами) 18 дней отпуска. Вот только японцы-трудоголики постоянно попадаются на нарушениях. В России процент желающих пожертвовать положенным отдыхом ради работы значительно ниже. Соответственно, у работодателей нет цели искусственно высвободить людей от труда или решить проблемы, как в Японии, с перегруженностью граждан, у нас исторически нет такой проблемы — культура другая.

Источник: https://professionali.ru/Soobschestva/