Окончательные показатели производства сланцевого масла и электроэнергии в 2035 и 2040 годах. Глядя на цифры, кажется, что фоссильная энергетика закончится даже раньше?

В Ида-Вирумаа – теплоэнергостанции, а это значит, что наряду со сланцем там можно использовать и другое топливо. Во-вторых, они управляемые. C Аувереской электростанцией мы тестируем частотный резерв для сетевого оператора в Финляндии, где алгоритм разрабатывает для станции сетевую частотность. Если в 2025 году Эстонии предстоит отсоединение от электросети России, то в любом случае для Эстонии это сейчас необходимо.

Функция Аувереской станции может существенно измениться и возможно она и будет использовать сланец. К концу года мы сможем работать там со смешанным топливом, в котором доля сланца лишь 25%. Эта тема несколько многогранней, чем вопрос о том, закрыть электростанцию или нет.

 foto
 

Может ли все-таки остаться задачей Нарвских электростанций обеспечение предоставления мощностей в экстренных ситуациях, если другие станции или подразделения выйдут из строя?

До 2025 года однозначно нет смысла окончательно их закрывать, даже если работают они не стабильно. Тогда мы в действительности увидим, какова должна быть готовность. В первые две недели февраля мы увидели по сути дела исторический для Эстонии пик напряжения и стоимость электроэнергии была 250 евро. В Нарве мы работали на полную мощность и в сеть уходило 1200 мегаватт. С остальной Эстонии пришло примерно 100 мегаватт, в том числе из наших станций совместного производства.

Электричество шло в большом объеме из Эстонии в Финляндию, а это значит, что даже с такой стоимостью ее цену в действительности формировала Финляндия, а не Балтийские страны.

foto
Производство электроэнергии уменьшилось, производство масла выросло.ФОТО: Pm

Как это сказалось на Ида-Вирумаа и работниках отрасли?

Реструктуризация в Ида-Вирумаа была капитальной. Если в 2018 году мы добывали 16 миллионов тонн сланца, то в прошлом году – 7 миллионов. Мы законсервировали западное крыло шахты «Эстония» и работаем только в восточном крыле. Численность работников сократилась у нас за три-четыре года на 2000 человек. Честно говоря, кто-то там «наверху» в Эстонии мог бы поблагодарить людей в Ида-Вирумаа, ведь реструктуризация за два-три года произошла таким образом, что в Таллинне о ней практически и не слышали!